Напоминание

Система взаимоотношений концертмейстера, дирижёра и хористов на репетициях и концертах


Автор: Гатиатуллина Рина Алексеевна
Должность: концертмейстер
Учебное заведение: ГАПОУ "Набережночелнинский колледж искусств"
Населённый пункт: город Набережные Челны
Наименование материала: Статья
Тема: Система взаимоотношений концертмейстера, дирижёра и хористов на репетициях и концертах
Дата публикации: 14.09.2020
Раздел: среднее профессиональное





Назад




Система взаимоотношений концертмейстера, дирижёра и хористов

на репетициях и концертах

Автор: Гатиатуллина Рина Алексеевна

ГАПОУ «Набережночелнинский колледж искусств», Набережные Челны

Хоровой класс для концертмейстера – это всегда интересный опыт и

необыкновенные ощущения, в которых пианист чувствует себя частью

многослойной ткани музыкального произведения. Почему именно хоровой

класс

может

стать

для

профессионального

концертмейстера

частичкой

душевного равновесия и всплеском творческого состояния? Ответ на этот

вопрос лежит у самых истоков обучения фортепианному мастерству и

получения музыкального образования.

Начнём с того, что абсолютно каждый начинающий музыкант (ещё в период

обучения) имеет свой неповторимый менталитет, который напрямую зависит от

того инструмента, на котором он играет (это касается, в том числе, и

вокалистов, и хоровиков). Однако, менталитет этот не является врождённым и

вовсе не присутствует «в крови от природы». Он постепенно формируется в

условиях

обучения

на

определённом,

выбранном

человеком

(или

его

родителями) отделении музыкальной школы, а затем училища и вуза.

Многолетний образ жизни и воспитания, прививаемые педагогами привычки и

даже чувство вкуса, а также практика и манера общения, к которым привыкает

человек, обучающийся с пятилетнего возраста в школе искусств, - всё это

накладывает определённый отпечаток на личность, характер, поведение и

облик в целом.

Присмотритесь к музыкантам разных специальностей. Даже в музыкальном

училище практически всегда можно с лёгкостью отличить теоретиков от

вокалистов, народников от духовиков, пианистов от хоровых дирижёров.

Единственный нюанс заключается в том, что стоит иметь в виду и возможную

поправку на смешение специальностей. Нередко случаются ситуации, когда

вчерашние

пианисты

или

скрипачи

музыкальной

школы

поступают

в

музыкальное училище на теоретиков, вокалистов или хоровиков-дирижёров, а в

Консерваторию – на композиторов или музыкальных критиков. А если человек

изначально занимался на факультативе и с самого детства владеет двумя

музыкальными инструментами?

Если вспомнить великих мировых музыкантов, то ярким примером

подобного «смешения специальностей» является знаменитый оперный солист –

Хосе Кура. Этот аргентинский драматический тенор получил первоначальное

образование в качестве симфонического дирижёра и смог совместить, казалось

бы, несочетаемое: специальность художественного руководителя оркестра,

симфонического дирижёра и оперного певца. Поэтому стоит подчеркнуть, что

данная

теория

действует

лишь

на

«чистокровных»

представителей

определённых кафедр и отделений – например, тех, кто пришёл в музыкальную

школу пианистом и пианистом же вышел с дипломом из вуза.

Таким образом, чтобы понять систему взаимоотношений концертмейстера с

хормейстером и хористами в рамках занятий хорового класса, а также раскрыть

особенности того, почему специфика данной сферы музыки помогает многим

концертмейстерам максимально раскрыть свою личность и талант, нам

необходимо найти различия этих двух специальностей.

Итак, начнём с детства. Отделение фортепиано в музыкальной школе

предполагает индивидуальные уроки наедине с преподавателем, многочасовые

репетиции и занятия в одиночестве дома. Это жизненно необходимо для

подготовки к концертам, конкурсам и зачётам. Групповыми являются лишь

теоретические

предметы

и

иногда,

по

желанию,

хор.

Впрочем,

на

фортепианном

отделении

хор

не

является

обязательным

предметом

государственной программы музыкального образования. На него пианисты

ходят достаточно редко и зачастую не ходят вообще, в связи с отсутствием

свободного времени, которое гораздо практичнее потратить на домашние

занятия фортепиано. Подобная схема продолжается в училище и вузе.

В финале этого музыкального пути нередко формируется глубокая,

многогранная и очень развитая в культурном и эмоциональном отношении

личность-интроверт. Пианист с детства привыкает быть постоянно наедине со

своими мыслями. У него есть огромное количество времени во время занятий в

одиночестве и даже в процессе игры в классе, чтобы размышлять, обдумывать,

формировать концепции как музыкальных образов, так и собственной жизни.

Во время учёбы на фортепианном отделении музыкальной школы довольно

сложно завести друзей среди таких же ровесников-пианистов, поскольку уроки

идут один за другим и не пересекаются (за исключением ансамбля, игры в

четыре руки и аккомпанемента). После занятий каждый ученик уходит домой в

сопровождении родителей или в одиночестве, благодаря чему становится

практически невозможным завести разговор и узнать интересы других, таких

же обучающихся музыкантов. В такой ситуации, самым близким другом и

вторым родителем на всю жизнь для пианиста зачастую становится его педагог

(если, конечно, у них сложилось взаимопонимание).

На

хоровом

отделении

ситуация

складывается

полностью

противоположная.

Несмотря

на то,

что

в

программе

обучения

также

присутствуют занятия фортепиано, уровень обучения на них не так глубок и

основателен, как на фортепианном отделении. Произведения в программе не

столь сложны, и у хоровиков не тратится такого количества времени на

домашние занятия. Занятия проходят не так строго, планка существенно

снижена, а отношение к качеству игры более лояльно. Потому что педагоги

знают, что главным «уроком» для этого отделения является хор. Его нельзя

пропускать, он требует внеплановых многочасовых репетиций, постоянных

концертов, поездок… Всё это время хористы находятся внутри большого

коллектива, общаются друг с другом (в том числе и шепотом во время занятий),

вместе поют, вместе идут по пути, возвращаясь домой, с лёгкостью находят

друзей и учатся искусству общения. Таким образом, складывается портрет

хоровой специальности. Как правило, это более простой, общительный,

компанейский человек. Зачастую он не имеет такого количества многогранных

чувств

во

внутреннем

мире,

сложных

систем

восприятия

и

тонких

эмоциональных граней, как пианист. Если он в дальнейшем становится

хормейстером, то дополнительно, в некоторых случаях приобретаются черты

довольно властного руководителя.

Что же происходит, когда в эту хоровую среду попадает пианист-

концертмейстер? Можно предположить, что некоторое время он будет

чувствовать

дискомфорт,

но

очень

скоро

начнут

раскрываться

его

дополнительные таланты и творческая одарённость. В первую очередь,

погружение в особенности концертмейстерского искусства в хоровом классе

позволяет пианисту чувствовать себя в прямом смысле незаменимым звеном и

человеком-оркестром, который способен концентрировать своё внимание

фактически на пределе человеческих возможностей.

Лидирующая

роль

партии

фортепиано

это

не

просто

функция

сопровождения, но, в то же время, и не одинокое соло. Это неотъемлемая часть

музыкального произведения, включающая в себя как сольные фрагменты, так и

поддерживающую роль. Хоровые произведения с сопровождением не просто

заключают в себе фортепианную партию: зачастую это оркестровые или

оперные клавиры, погружаясь в которые, концертмейстеру необходимо

отразить особенности каждой группы оркестровых инструментов, а также

подчеркнуть партии солистов. Нотный текст в таком случае отражает не просто

фортепианную партию, а тембры совершенно разных инструментов: где-то

можно услышать тему охотничьего рога, где-то – перезвон колокольчиков, где-

то – певучую тему виолончели, звучащую в унисон с партией альтов. Это

позволяет существенно расширить музыкальный кругозор любого сольного

пианиста, который привык исполнять лишь написанную для фортепиано

музыку.

Постепенно

концертмейстер

хорового

класса

овладевает

обширным

репертуаром камерной, оперной, народной и даже массовой, популярной и

редкой, хоровой музыки, которая включает в себя огромное количество как

светских, так и духовных произведений различных эпох – от Средневековой

музыки и Барокко до современных композиторов и даже музыки из

кинофильмов. Народная хоровая музыка включает в себя культурное наследие

многих стран и культур, раскрывая особенности фольклорных жанров,

специфического ритмического рисунка, национальный колорит композиции,

напевность и музыкальность каждого иностранного языка. Духовная музыка,

как

русская,

так

и

зарубежная,

знакомит

с

различными

эпохами

и

уникальностью композиторского стиля. Оперные хоровые сцены и вовсе

открывают концертмейстеру совершенно новый, увлекательный мир вокально-

театрального

искусства,

довольно

далекий

от

пианистов,

занятых

исключительно сольной фортепианной карьерой.

Таким

образом,

у

концертмейстера

появляется

возможность

самосовершенствования и приобретения уникального, обширного кругозора и

разностороннего развития, эрудированность в огромном количестве новых для

них музыкальных жанров и стилей, подкованность в вопросах, которые, как

правило, недоступны обычным пианистам. Среди прочих нюансов находится и

потенциальное обучение дирижированию, а также вокальной технике для

постановки собственного голоса.

Чтобы быть хорошим, востребованным концертмейстером, необходимо

быть не просто профессиональным музыкантом и техничным пианистом. В

первую очередь, важно быть тонким психологом, который умеет чувствовать и

предвосхищать различные непредвиденные ситуации как на репетиции, так и

на сцене.

Хор – это многосоставная социальная среда со своим «предводителем» -

дирижёром-хормейстером. Это, своего рода, отдельное государство со своими

законами,

порядками,

традициями

и

привычками.

В

каждом

хоровом

коллективе они разные и зависят от многих факторов – от состава самого хора,

его

среднего

возраста,

социальной

прослойки,

профессиональной

(или

любительской)

направленности.

Огромное

влияние

на

этот

процесс,

безусловно, оказывает дирижёр.

Чтобы выстроить благоприятные взаимоотношения с коллективом и создать

благоприятный фон для обучающей среды, концертмейстеру необходимо уметь

предугадывать настроение общего социума хора и каждого отдельного хориста

внутри него, предвидеть возможные события, проблемы или успешные

тенденции в развитии, быть очень глубоким философом, умелым педагогом

(причем, как по отношению к хористам, так и, порой, даже к самому дирижёру,

особенно

если

это

учебный

хор).

Необходимо

стать,

без

всяческого

преуменьшения, суперчеловеком.

Если вспомнить премьеру 9 симфонии Л. Бетховена, когда за ним, уже

совершенно неслышащим, стоял тихонько незаметный второй дирижер и

аккуратно показывал оркестру вступления, а также поправлял возможные

нюансы, в тайне от самого маэстро, - вот с какой ролью можно сравнить

функцию концертмейстера в хоровом классе (безусловно, помимо функции

непосредственно самого симфонического оркестра).

Репетиционный план занятий заключает в себе концертную программу,

состоящую из произведений a cappella и сочинений с сопровождением. Даже в

случае, когда концертмейстер присутствует на репетиции a

cappella, он

оказывает существенную помощь хоровому дирижёру, которому не приходится

каждую минуту отвлекаться и бегать к роялю, играя вертикали вступлений с

определённых цифр, или хвататься за камертон и искать нужный аккорд и ноту.

Кстати сказать, не всегда хормейстеры обладают абсолютным слухом и

чистой интонацией! Подача тона голосом может быть дана неточно или даже

фальшиво, а иногда и слишком тихо (особенно этот момент актуален во время

концертных выступлений, когда дирижёр недостаточно опытный и может

волноваться). В этом случае, тон, который даёт концертмейстер, всегда

является чистым, и хор сможет начать произведение безошибочно.

В

связи

с

этими

особенностями,

психологические

способности

концертмейстера и его предусмотрительность всегда срабатывают на 100%: в

случае неточно данного дирижёром тона, концертмейстер может услышать это

и успеть дублировать подачу аккорда. Если это происходит на репетиции,

пианист всегда становится вольным слушателем и музыкальным критиком,

который способен услышать даже то, на что, по каким-либо причинам, не

обратил внимания хормейстер. Это может быть занижение или завышение

тональности, несвоевременное вступление определённой партии, неверный

аккорд и вертикаль, отсутствие необходимых, указанных композитором в

нотном тексте, штрихов и нюансов.

Таким образом, концертмейстер может указать на ошибки в звучании

партии, в некоторых случаях дав ценный совет хоровому дирижёру и хористам.

Именно концертмейстер может подчеркнуть сложное вступление партии,

например, акцентированным аккордом, пассажем или специальной ферматой,

может помочь проработать с хором отдельно партии голосов, наглядно

показать особенности синкопированного ритмического рисунка и музыкальной

фактуры.

Очень ярко выражена поддержка концертмейстера в репетиционном

процессе во время освоения хоровых фуг или канонов с сопровождением.

Поочерёдное вступление голосов, более звучное проведение главной темы в

каждой

партии

хора,

косвенная

роль

подголосков

и

гармонического

наполнения, роль фундамента басовой или альтовой партии – всё это так или

иначе отражается в фортепианном сопровождении, на которое концертмейстер

должен обратить внимание хористов, рассказав им об особенностях письма и

стиля композитора, о красоте гармонии или конкретного фрагмента в одной из

партий.

Психологический

фактор

во

время

репетиционного

процесса

также

немаловажен. Концертмейстер должен чувствовать, с каким настроением

пришёл в класс дирижёр, как это отражается на исполнении хора, его

отзывчивости и скорости реакции. По возможности, пианисту необходимо быть

в курсе различных социальных проблем в коллективе, вероятных сложностей

взаимопонимания между хормейстером и хористами. Если это необходимо,

именно концертмейстер может повлиять на создание комфортной окружающей

обстановки, улучшающей процесс обучения: он может снять возникшее

перенапряжение, нервную зажатость, разрядить обстановку, снять усталость

хора или проблемы какого-либо характера.

На занятиях хорового класса концертмейстер является правой рукой

дирижёра. Благодаря его помощи и поддержке, хормейстеру не нужно тратить

дополнительное учебное время на различные мелочи. Это касается не только

подачи тона и корректировки интонационных трудностей. Например, во время

отработки

произведений

a

cappella,

хормейстер

может

попросить

концертмейстера помочь ему и в бытовых моментах: открыть окно, если в

помещении стало слишком душно и жарко, подыграть партию отсутствующих

солистов, найти необходимый реквизит или даже поучаствовать в театральной

инсценировке.

Иногда, в сезон холодов и частых вирусных заболеваний, партии хора могут

«опустеть». И тогда поддержка концертмейстера становится жизненно-

необходимой, чтобы дублировать отсутствующие голоса и помогать хористам

чувствовать себя более уверенно в партитуре.

При этом, наиболее важная роль концертмейстера в хоровом классе

раскрывается, безусловно, во время разбора и исполнения произведений с

сопровождением.

Существует

немало

хоровых

сочинений,

написанных

композиторами, которые заслуженно считаются пианистами-виртуозами. К

таким, например, можно отнести Сергея Рахманинова. Его лиричные, образные,

высокоодухотворённые хоры доступны в области аккомпанемента далеко не

каждому хормейстеру и даже не каждому пианисту.

В такой ситуации, при отсутствии концертмейстера, дирижёр хора

оказывается в очень затруднительном положении. Самому аккомпанировать

хору во время репетиции – практически невозможно. Как правило, далеко не

каждый хормейстер обладает такой фортепианной техникой, чтобы уверенно

исполнить, например, партию фортепиано хора С. Рахманинова «Весенние

воды». Постоянные остановки, ошибки – в глазах хористов такой дирижёр явно

потеряет определённую долю доверия как специалиста в области музыки. Если

даже хормейстер будет в состоянии идеально исполнить партию фортепиано,

он полностью сосредоточится на ней и не сможет погрузиться в процесс работы

с хором, постоянно отвлекаясь на сложный аккомпанемент и перевороты

страниц. Соответственно, многие неточности и ошибки хористов пройдут мимо

дирижёра без необходимой коррекции, и время репетиции будет во многом

потеряно зря.

К особенностям взаимодействия концертмейстера и хорового дирижёра во

время репетиционного процесса можно отнести также и необходимость

высокой концентрации внимания пианиста. Чтобы быстро реагировать на

просьбы хормейстера, чтобы начинать играть с разных цифр, тактов, страниц

или определённых вступлений голосов, важно досконально ориентироваться в

нотном тексте как своей фортепианной партии, так и всех партий хора. Здесь

важно исключить медлительность и долгое обдумывание, поскольку быстрая

реакция концертмейстера помогает существенно экономить время занятий и за

меньший срок достигать больших результатов.

Необходимо

также

обладать

знаниями

в

области

дирижирования.

Поскольку хормейстер «разговаривает» с хором во время исполнения музыки

исключительно дирижёрским жестом, концертмейстер также нуждается в том,

чтобы в точности понимать то, что хочет выразить дирижёр, чего он добивается

непосредственно при помощи рук. Пианист, будучи полноценным участником

ансамбля, точно так же должен следовать дирижёрским указаниям, его

творческой концепции и созданному им музыкальному образу.

Для этого концертмейстеру недостаточно знать лишь способы тактирования

в разных размерах. Важно впитать индивидуальный дирижёрский стиль

хормейстера, его собственные, уникальные способы показа вступлений, снятий,

цезур и различных штрихов. Как для пианиста, так и для дирижёра необходимо,

чтобы

концертмейстер

понимал

и

разделял

способ

дирижирования

руководителя хора, чувствовал и повторял динамические оттенки, характер

звуковедения, акценты. Именно от этого будет в дальнейшем зависеть

выразительность

фортепианного

сопровождения,

которое

является

фундаментальной базой и основой уверенного исполнения всего хора.

Взаимоотношения

концертмейстера,

дирижёра

и

хористов

должны

строиться на доверии и взаимной поддержке, а также, что немаловажно, на

принципе взаимовыручки в непредвиденных обстоятельствах. Хоровой класс –

это большой живой организм, в котором дирижёр является мозгом, а

концертмейстер – сердцем. Вместе они создают дуэт руководителей главных

систем этого организма. Каждый хорист является клеткой, к системам которой

должен быть доставлен культурный, облагораживающий внутренний мир

духовный кислород, вдохновляющий на дальнейшую работу.

Соответственно, концертмейстер, как и дирижёр, становится примером для

учащихся во всём – в культурном поведении, в обширной разносторонней

образованности, в элегантном и утончённом внешнем виде, в приветливом и

вежливом

общении.

При

этом,

тандем

с

хормейстером

должен

быть

гармоничным и доброжелательным друг к другу. Уважение концертмейстера к

дирижёру и дирижёра к концертмейстеру является залогом успешного

творчества и музыкального всестороннего обучения детей в хоровом классе.

Также именно это условие станет важнейшим фактором продуктивной

подготовки к будущим блестящим концертным выступлениям.

Представьте

себе,

чем

может

быть

чревато

взаимное

неуважение

концертмейстера и руководителя хора в этом случае? Один из них ни во что не

ставит другого, постоянно унижая при хористах, целенаправленно выставляя

напоказ возможные ошибки, страхи или неуверенность. Какой пример при этом

впитывают

хористы?

Разве

может

идти

речь

о

комфортном

рабочем

пространстве и творческой атмосфере синтеза культуры и искусства? К

счастью, такие примеры сложных взаимоотношений концертмейстера и

дирижёра являются, скорее, редким исключением из правил. Если подобная

ситуация всё-таки повторяется, имеет смысл всерьёз задуматься о том, как

можно исправить или изменить возникшую проблему. В случае, если ситуация

стала крайне серьёзной и категорически не поддаётся контролю, стоит

рассмотреть даже такой неблагоприятный и не очень корректный вариант, как

смена рабочего места или сотрудника, поскольку в атмосфере постоянного

нервного напряжения каждый человек лишается возможности творчески

мыслить и продуктивно работать. Не говоря уже о том, чтобы вкладывать душу

и, отдавая все свои силы, создавать действительно глубокий музыкальный

образ, способный тронуть сердца слушателей и особенно учеников-хористов.

Именно

поэтому

самым

продуктивным

способом

организации

плодотворной музыкальной деятельности является возможность создания и

поощрения творческого союза концертмейстера и дирижёра хора, которые, в

идеале, должны быть настоящими друзьями и покровителями друг друга,

мощным тылом и поддержкой. В случае возможных шероховатостей, плохого

самочувствия или внезапных ошибок в игре, один из них всегда прикроет

другого как перед зрителями, так и перед учениками. И благодарность всегда

вернётся рикошетом.

Особенно такая поддержка и надёжный тыл ощущаются во время

ответственного концертного выступления, а также на серьёзных, масштабных

всероссийских и международных конкурсах. Волнение перед зрителями, новый

зал с неизвестной акустикой, новая сцена, незнакомый инструмент, опасения

перед технически сложной партией и фрагментами произведения, которые

получаются не совершенно идеально, различные бытовые нюансы – всё это

порождает определённый уровень стресса у всех участников процесса,

задействованных в исполнении.

У каждого человека существует свой стрессовый порог, это зависит от

состояния нервной системы и психосоматических особенностей личности. Тем

не менее, мало кто сможет оспорить факт хотя бы минимального волнения и

страха перед выступлением. Находясь на сцене в одиночестве, музыканту негде

искать поддержки. Даже близкие люди, потенциально находящиеся в зале,

зачастую только будут мысленно отвлекать от исполнения и мешать

сосредоточенности и акцентированию всех мыслей музыканта на произведении

и программе. Но, в данном случае, хормейстер и пианист выступают

фактически неразделимым дуэтом. Стоит лишь взглянуть в знакомые, добрые

глаза верного друга, которые всегда находились рядом на репетициях, – и как

дирижёр, так и концертмейстер и хористы, смогут получить положительный

заряд спокойствия, оптимизма и вдохновения, чтобы наполнить зал особой

аурой неосязаемого, великого искусства под названием Музыка.

Во

время

концертного

выступления

концертмейстер,

в

случае

необходимости, может замаскировать возможные неточности и ошибки как

хора, так и самого хормейстера. Особенно это касается выдерживания ритма и

темпа. Не так уж редко встречаются ситуации, когда хор начинает «убегать»,

«торопить», увлекая за собой и вдохновлённого дирижёра, растворившегося в

музыке. В случае, если хормейстер вовремя не заметит своей ошибки,

исправить возникшие проблемы и удержать темп произведения способен

только концертмейстер. При этом стоит оговориться, что иногда имеют место

быть и полностью противоположные ситуации: в случае, если концертмейстер

выявляет некоторую неуверенность в сложных фрагментах партии, если

возникли форс-мажорные обстоятельства, например, связанные с переворотом

страниц, дирижёру важно не придавать этому значения и не акцентировать

внимание зрителей на возникшей проблеме. Напротив, хормейстер должен

отвлечь зал и переключить слух публики на более подвижную динамику и

более

яркое

исполнение

хора,

которое

помогло

бы

сместить

центр

концентрации внимания.

Могут возникнуть также ситуации бытового характера, в том числе и под

влиянием человеческого фактора. Например, в концертном зале может быть

очень душно, и некоторые хористы могут почувствовать нехватку воздуха.

Иногда подобное обстоятельство даже может привести к обмороку кого-нибудь

из певцов. В таком случае, незамедлительная медицинская помощь, оказанная

своевременно, не должна останавливать процесс концертного выступления:

концертмейстер,

хор

и

дирижёр

не

должны

суетиться,

теряться,

останавливаться

и

отвлекаться

от

поставленной

музыкальной

задачи.

Хормейстер и пианист в данном случае выступают как твёрдый стержень

коллектива, на котором основывается исполнение. Они должны держать всё в

своих руках под контролем и чувствовать ответственность как за здоровье

каждого исполнителя состава, так и за качественно исполненную музыкальную

программу, насладиться которой пришли зрители.

Даже в случае провала, плохого исполнения концертных произведений или

форс-мажорных обстоятельств, концертмейстер и дирижёр всегда смогут найти

друг для друга и для всего хора слова утешения и поддержки. Если же

выступление оказалось триумфальным, а исполнение музыки – блестящим,

взаимная радость и похвала всегда подарят ощущение праздника и понимания,

что ты живёшь не зря. Ты даришь прекрасное людям, даришь возможность

слушателям восхищаться великой музыкой, а детям – учиться добру и любви к

труду через лучшие произведения великих композиторов, которые рождают в

душе стремление самосовершенствоваться, помогать другим и делать этот мир

чуточку лучше с каждым днём.

Система

взаимоотношений,

взаимопонимания

и

взаимодействия

концертмейстера, дирижёра и хористов является многогранной, разветвлённой

конструкцией, заключающей в себе множество нюансов и особенностей как

практической, так и внутренней работы над собственной культурой поведения,

общения и человеческой психологии. Но сложная взаимосвязь этих факторов

базируется на простых основах этического фундамента. Это готовность прийти

на помощь в сложной ситуации, протянуть руку поддержки в случае

необходимости. Это умение слушать и быть услышанным, способность

воспринимать адекватно конструктивную критику и полезные рекомендации

коллег, желание добросовестно и качественно трудиться, чтобы приносить

пользу человечеству и развивать культуру нашего общества. Особенно это

касается детского образования.

В заключении хочется сказать, что Музыка воплощает в себе уникальный,

не

имеющий аналогов комплекс

воспитания

гармоничной, всесторонне

развитой личности, обладающей чутким сердцем и живым умом. Именно

Музыка учит человека с малых лет размышлять о проблемах и задачах

общества. Она предоставляет как детям, так и взрослым, информацию в

ненавязчивой форме о том, что такое долг и честь, что такое вера и

преданность, что такое дружба, семья, любовь и труд. Классическая музыка

позволяет

раскрыть

внутренние возможности

и скрытые таланты,

она

активизирует оба полушария мозга и стабилизирует функции нервной системы.

Ребёнок учится испытывать благочестивые эмоции, направлять их в правильное

русло созидания, а не разрушения. Он привыкает к труду и радуется тому, что

может дарить, благодаря своему творчеству, радость людям.

На протяжении многих веков музыка делала мир светлее и лучше при

помощи

своей

ненавязчивой

обучающей

и

воспитательной

терапии.

Концертмейстеры и дирижёры понимают это, возможно, как никто другой,

потому что они находятся одновременно как внутри музыкального действа, так

и снаружи. В их волшебных руках заключена необычайная сила управления

сердцами людей, которые лечит и питает Музыка. Поэтому грамотно

выстроенная система взаимоотношений между концертмейстером, дирижёром

и хористами как во время концертной деятельности, так и во время

репетиционного процесса, способна достичь величайших высот в области

культурного, нравственного и духовного развития общества. Она способна

предотвратить возможные проблемы, возникающие в социуме, повысить

общенациональное развитие и обогатить уникальную широту русской души.



В раздел образования



Поделиться в социальной сети Одноклассники